Главная » 2018 » Февраль » 15 » Герпесвирусы и женское бесплодие
11:18
Герпесвирусы и женское бесплодие

Частота встречаемости герпесвирусов в женском половом тракте. О присутствии ГВ в различных органах полового тракта женщин при бесплодии сообщается во многих работах. Приведем некоторые данные. Изучение состава микрофлоры верхних и нижних отделов репродуктивного тракта 145 женщин с бесплодием (трубно-перитонеальная стерильность) было выполнено путем анализа биопсийного материала, полученного лапароскопически. Биопсийный материал исследовали гистологическими методами и с помощью ПЦР. Помимо бактерий, у 34,3 % женщин в цервикальном канале, в эндометрии, в яичнике и в перитонеальной жидкости были выявлены ВПГ-1 и ВПГ-2 и у 38,5 % женщин — ЦМВ. Отмечено, что в яичнике чаще встречались ВПГ-1 и ВПГ-2.

Сходные данные были получены другими авторами при обследовании 63 женщин с трубно-перитонеальным бесплодием. В цервикальном канале ГВ наряду с другими патогенами были обнаружены в 30,1 % случаев, в верхних отделах репродуктивной системы ВПГ-1 и ВПГ-2 были определены у 46 %, ЦМВ — у 28,6 % женщин. Был сделан вывод о том, что воспалительные изменения в репродуктивных органах женщин с бесплодием являются следствием хронической ГВИ.

При обследовании 250 бесплодных семейных пар практически у всех женщин (98,9 %) были обнаружены анти-ЦМВ IgG. ЦМВ выявляли методом дот-блот гибридизации ДНК в цервикальном материале. ДНК ЦМВ обнаружили в 33,7 % цервикальных образцов. Установили также, что уровень выделения ЦМВ в одновременно исследуемых женских и мужских материалах был высоким и составлял 15,9 %. О присутствии ГВ в клетках хориона, эндометрия, а также в абортивном материале с частотой свыше 30 % сообщали Н. Ю. Владимирова и соавт. Высокая инфицированность ГВ женщин с бесплодием нашла подтверждение в работе, авторы которой изучали ДНК семи из восьми известных ГВ человека (ВПГ-1, ВПГ-2, ВВО-ОГ, ЦМВ, ВГЧ-6, ВГЧ-7, ВГЧ-8). ПЦР выявила ДНК ГВ в периферической крови 27 из 42 женщин с бесплодием (64,3 %).

Необходимо отметить, что частота смешанных инфекций с участием ВПГ как вирус-вирусной природы, так и бактериально-вирусной природы, у бесплодных женщин выше, чем у фертильных. Для сравнения можно привести данные обследования 1262 женщин репродуктивного возраста, у которых не было обнаружено клинических признаков ГГ. Частота выявления ВПГ в шейке матки культуральным методом составила 5,2 %, что в 5—10 раз ниже, чем у бесплодных женщин. Детальное обследование шейки матки показало, что бессимптомное выделение ВПГ у этих женщин не оказывает негативного влияния на качество слизистой шейки матки. Обнаружение ЦМВ в эндоцервикальном материале субфертильных женщин также не ассоциировалось с повреждениями слизистой шейки матки. Эти данные ставят под сомнение роль ГВИ в бесплодии. Важно отметить, что у большинства женщин с бесплодием отсутствовали клинические проявления ГВИ. Проведя обследование 4090 женщин в Дели (Индия), специалисты констатировали, что многие женщины, обратившиеся в лечебные учреждения с проблемами репродуктивного здоровья, не знали, что они инфицированы. Очевидно, что такая проблема существует не только в Индии. В связи с этим особый интерес представляют данные о заболеваниях органов репродуктивной системы при бессимптомных формах ГВИ.

Связь бессимптомной герпесвирусной инфекции с бесплодием. Нередко встречаются сообщения о воспалениях влагалища и шейки матки ВПГ-этиологии. Диагнозы вагинит и цервицит были поставлены после лабораторного подтверждения воспалительных заболеваний при бессимптомном выделении ВПГ и ЦМВ. При бессимптомной ВПГ-инфекции наблюдали также воспаление фаллопиевых труб. Эндометриты ВПГ-этиологии встречаются нечасто, но эти заболевания очень опасны и могут вызвать гибель женщины и плода. При изучении биопсийного материала, содержащего клетки эндометрия, D. A. Duncan наблюдали некрозы железистого эпителия и стромальных клеток. В некоторых из них были обнаружены внутриядерные включения, характерные для ВПГ. ВПГ-инфекция была подтверждена выделением вируса в культуре, а также иммуногистохимически — обнаружением антигена ВПГ, и с помощью ультраструктурного анализа — выявлением в клетках эндометрия вирусных частиц.

Негативное влияние герпесвирусов на ранние стадии репродукции человека. Роль ГВ на ранних стадиях репродукции человека изучена недостаточно. Это связано с тем, что получение прямых данных о действии инфекционных агентов на оогенез, дробление и имплантацию эмбриона человека по понятным причинам затруднено. В связи с этим основные сведения были получены в экспериментах на животных.

J. S. Burgos заражали мышей ВПГ-1 и изучали распределение вируса в разных органах. Оказалось, что у самок вирус накапливался более эффективно, чем у самцов, особенно в мозге и в гонадах. Эти данные были подтверждены путем иммуногистохимического исследования.

Н. В. Шевлягина и соавт. заражали взрослых морских свинок интравагинально ВПГ-2 и изучали морфологию яичников в латентной фазе и при обострении ВПГ-инфекции. Было установлено, что под действием вируса происходили морфофункциональные изменения в фолликулах яичника на всех стадиях фолликулогенеза, а также в строме органа.

Высказываются сомнения в возможности вирусного инфицирования ооцитов. Результаты изучения поверхностного антигена ВГВ (HBsAg) показало принципиальную возможность присутствия этого вирусного маркера в ооцитах женщин — бессимптомных носителей вируса. Для этого были получены биопсийные образцы яичников во время кесарева сечения и проведено иммуногистохимическое исследование HBsAg в половых клетках органа. В яйцеклетках, экспериментально инфицированных бычьим герпесвирусом типа 5 (BoHV-5), была детектирована вирусная ДНК методом ПЦР. Локализация в женских гаметах была установлена также методом гибридизации in situ. В этих опытах С. Silva-Frade установили, что уровни оплодотворения и дробления инфицированных яйцеклеток in vitro были ниже по сравнению с неинфицированными половыми клетками.

С развитием BPT стало возможным исследовать материалы от человека: анализируя фолликулярную жидкость (ФЖ), определяют биологические составляющие микроокружения фолликулов с яйцеклетками, находящимися на разных стадиях оогенеза. Это позволяет оценить роль патогенов, которые могут влиять на созревание фолликула и ооцита, а также на имплантацию и наступление беременности. Такой подход использовали А. Г. Абдулмеджидова и соавт., выполняя исследование, задачами которого были:

1) определение частоты встречаемости ВПГ в составе ФЖ и в эякуляте у пациентов, проходивших лечение бесплодия ЭКО;

2) сопоставление данных об инфицированности ФЖ и эякулята с результатами ВРТ, которые оценивались по наступлению беременности.

Показаниями к проведению ЭКО явилось первичное или вторичное бесплодие, обусловленное трубно-перитонеальным фактором, а также бесплодие неясной этиологии (идиопатическое). Возраст женщин составлял в среднем 33,3 + 5,4 года. На наличие ВПГ исследовали 64 образца цельного эякулята, 168 образцов сперматозоидов из выделенной фракции активно-подвижных мужских половых клеток и 104 образца ФЖ. Ни у одного из обследованных пациентов в анамнезе не было клинического эпизода ВПГ-инфекции. Результаты исследования соскоба из цервикального канала методом ПЦР у изученных пациенток были отрицательными, однако инфекционно активный вирус выявляли у 18 % женщин. Для выявления инфекционной активности ВПГ в цельном эякуляте, в отмытых сперматозоидах и в ФЖ использовали БКМ. Инфекционно активный вирус в цельном эякуляте был выявлен у 31 % обследованных, во фракции активно подвижных сперматозоидов — у 14 % из них, в ФЖ — у 18 % пациенток.

Представляют интерес результаты изучения ФЖ пациенток. При инфицированной ФЖ беременность наступила у 5 пациенток из 19 (26 %). При этом у 2 пациенток из 5 беременность прервалась до 6 нед. развития. При отсутствии ВПГ в составе ФЖ частота наступления беременности составила 34 %, в том числе одна беременность не развивалась. Таким образом, у ВПГ-позитивных женщин нормально развивающуюся беременность наблюдали в два раза реже (у 3 из 19 пациенток, т. е. в 16 % случаев), чем у пациенток, у которых вирус в ФЖ обнаружен не был (у 28 из 85 пациенток, т. е. в 33 % случаев). Пациенткам данной группы (104 женщины) были перенесены 242 эмбриона. Способность к имплантации эмбрионов среди ВПГ-позитивных пациенток была более чем в два раза ниже по сравнению с женщинами, у которых вирус не был обнаружен: 7,5 % и 19,8 % соответственно. Следовательно, инфицирование женской репродуктивной системы ВПГ при бессимптомно протекающей форме инфекции снижает частоту наступления беременности при использовании BPT у бесплодных пар.

Обнаружение ВПГ в ФЖ может свидетельствовать об инфицированности фолликулярных клеток и других клеток и тканей женской репродуктивной системы. Известно, что состав ФЖ, содержащей гормоны и другие биологически активные вещества, необходимые для созревания женской половой клетки, может влиять на качество ооцитов, однако присутствие ВПГ в ФЖ не может служить доказательством инфицированности яйцеклетки. Для этого необходимы специальные исследования. Один из таких экспериментов был проведен на животных. Использовали ооциты телок, персистентно инфицированных бычьим вирусом диареи (BVDV) — представителем пестивирусов из семейства тогавирусов. Ооциты оплодотворяли in vitro и культивировали в среде, не содержащей вируса. Контролем служили ооциты от незараженных животных. В среде культивирования, а также в 65 % дегенерировавших яйцеклеток обнаружили инфекционный вирус. Ни одна из оплодотворенных яйцеклеток от инфицированных коров не развивалась, и эмбрионы, которые можно было бы переносить в организм коровы-производителя, не были получены.

В ооците, несомненно, присутствуют многие механизмы защиты от вирусов. Один из них предположили молекулярные биологи, изучавшие гены, специфически экспрессируемые в яичнике. Ими идентифицирован гомолог фермента 2,5'-олигоаденилат синтетаза (OAS1A) — белка системы ИФН, который синтезируется во многих соматических клетках; его назвали OAS1D. Экспрессия этого белка определена преимущественно в цитоплазме растущих ооцитов и ранних эмбрионов. Авторы высказали предположение, что OAS1D взаимодействует с OAS1A и тем самым подавляет индуцируемое белками системы ИФН разрушение клеток, находящихся в процессе оогенеза и раннего эмбрионального развития. Однако, как показали данные, рассмотренные выше защитные механизмы не всегда срабатывают и, как будет ясно из приведенных ниже результатов, при определенных условиях могут оказывать негативное влияние на репродукцию.

Механизмы нарушения имплантации при герпесвирусных инфекциях. Одним из важнейших процессов, необходимых для наступления беременности, является имплантация эмбриона. Успешная имплантация происходит в результате взаимодействия подготовленного для этого эндометрия и бластоцисты и в большинстве случаев определяет наступление беременности. В последнее время стало очевидно, что данный процесс нередко нарушается при бесплодии. Повреждение этого сложного и многостадийного процесса может происходить по многим причинам, среди которых можно выделить инфекционные заболевания. Парадокс имплантации в эндометрий заключается в том, что, с одной стороны, нужно принимать полуаллогенную плаценту, с другой — защищать зародыш от патогенов. Известно, что децидуальная ткань действительно может выполнять защитные функции, она обладает высокой фагоцитарной активностью и способна лизировать микроорганизмы и инактивировать их токсины. Сложнее бороться с вирусными инфекциями. Это относится к хронической воспалительной реакции в эндометрии, которую индуцируют такие патогены, как ГB. О том, что бессимптомная инфекция эндометрия может приводить к нарушению процесса имплантации, сообщали R. Romero. Препятствовать имплантации могут вирусные антигены, экспрессированные на поверхности зараженных клеток, в инфицированном эндометрии и находящиеся в полости матки. В последнее время накапливаются данные об иммунных механизмах, препятствующих имплантации и развитию эмбриона. При ГВ-инфицировании репродуктивных органов включаются врожденные и адаптивные защитные реакции, которые могут нарушать процесс имплантации.

При ВПГ-инфекции активируются стрессовые реакции в клетках, индуцируется синтез белков теплового шока (БТШ). Гены БТШ экспрессируются в процессе оогенеза и сперматогенеза, они присутствуют в децидуальной оболочке. При инфекциях, в том числе хронических, происходит иммунная сенсибилизация к БТШ. В ряде работ при анализе исхода ЭКО было показано, что такая сенсибилизация ассоциируется с нарушением имплантации и развития эмбриона. Иммунные функции децидуальной оболочки изучали после получения децидуальных клеток и ткани от женщин после прерывания беременности в первом триместре или после кесарева сечения. Впервые была установлена экспрессия Toll-подобных рецепторов (Toll-like receptor — TLR) в децидуальной оболочке и показана их способность стимулировать индукцию цитокинов в первом и в третьем триместрах беременности. Следует напомнить, что семейство TLR обеспечивает передачу сигналов в ответ на инфекцию (бактериальную или вирусную) и активирует транскрипционные факторы, непосредственно вовлеченные в управление неспецифической защитой организма от инфекционного агента и развитие специфического иммунитета. На основании полученных данных авторы считают децидуальную оболочку критическим компонентом врожденного иммунитета при беременности. Клетки эндометрия человека содержат макрофаги, натуральные киллеры (NK-клетки), T- и В-клетки, нейтрофилы, находящиеся в контакте с различными стромальными и эпителиальными клетками. Взаимодействие между различными типами клеток и их роль в защите от патогенов важны как для контроля инфекции, так и для репродукции. В экспериментах было показано, что находящиеся в эндометрии матки человека натуральные киллеры (uNK) продуцируют ИФНу в ответ на стимуляцию TLR2 или TLR3, в зависимости от используемых лигандов-агонистов. Такая реакция NK-клеток соответствует ответу на патогены и происходит при взаимодействии uNK с другими клетками эндометрия. Экспрессия TLR4 была также выявлена в эпителиальных и стромальных клетках эндометрия человека и показано, что обработка липополисахаридом, действие которого осуществляется через TLR4, значительно увеличивает секрецию ИЛ-8. Интересно, что предобработка клеток ИФНу усиливала этот эффект, то есть антиинфекционный (антивирусный) цитокин активировал систему TLR4 в эндометрии. Секреция провоспалительных цитокинов (ФНОа, ИЛ-6, ИФНр) и ряда хемокинов клетками эпителия матки была зарегистрирована также под действием поли(I:С) как агониста TLR. Кроме того, такая обработка инициировала 96-кратное увеличение экспрессии гена OAS1A — еще одного показателя антивирусного ответа. Эти результаты означают, что эпителиальные клетки, которые выстилают полость матки, чувствительны к вирусным инфекциям и (или) к вирусным продуктам, высвобождающимся из погибших эпителиальных клеток. Они показывают также, что эпителиальные клетки инициируют воспалительный ответ и привлекают иммунные клетки к местам сосредоточения инфекции, но также стимулируют экспрессию генов прямого противовирусного действия.

Нарушения регуляции реакций врожденного иммунитета могут играть отрицательную роль во время установления и вынашивания беременности. Об этом свидетельствуют данные, полученные при изучении как животных, так и человека. В периферической крови бесплодных женщин определяли концентрацию NK-клеток и показали, что при отсутствии ДНК ГB концентрация этих клеток была выше, чем у фертильных женщин. Еще более высокая концентрация NK-клеток была обнаружена у бесплодных женщин в присутствии ДНК ГB. Лечение валацикловиром привело к снижению уровня NK-клеток у большинства (у 31 из 42, т. е. у 73,8 %) бесплодных женщин, что авторы расценивают как положительный эффект лечения бесплодия.

Более детальный анализ NK-клеток был проведен при изучении пулированных ФЖ при проведении ЭКО. Установлено, что популяция иммунорегуляторных NK-клеток (CD56+CD16-) у бесплодных женщин с неудачным исходом ЭКО была значительно снижена по сравнению с женщинами, ставшими беременными. В то же время популяция NK Т-клеток (CD56+CD3+) в ФЖ у женщин с неудачным исходом ЭКО — значительно повышена. Авторы полагают, что дальнейшие исследования соотношения разных популяций NK-клеток в ФЖ, полученных из индивидуальных фолликулов, помогут выработать прогностические критерии для отбора яйцеклеток, обладающих высоким репродуктивным потенциалом.

К дефектам имплантации могут приводить нарушения в системе цитокинов, которые продуцируются клетками децидуальной оболочки и другими клетками матки в предимплантационный период, во время или сразу после имплантации. Повышенная продукция провоспалительных цитокинов — продуктов Т-клеток хелперов Th1, таких как ФНОа и ИФНу, по сравнению с цитокинами — продуктами Th2 (ИЛ-10), связана с бесплодием и повторными спонтанными абортами.

В экспериментах на мышах были получены прямые данные в пользу этого утверждения. В настоящее время проводятся испытания препаратов для лечения пациентов с Th1-цитокинзависимым бесплодием и неудачными исходами ЭКО на основе анти-ФНОа-агентов. В секрете из полости матки у женщин с идиопатическим бесплодием была обнаружена повышенная концентрация ИЛ-18 по сравнению с женщинами, у которых было установлено трубное бесплодие или при мужском факторе бесплодия. Так как различия были статистически значимыми, авторы осуществили промывку полости матки перед изъятием ооцита при ЭКО или ИКСИ и показали, что уровень имплантации бластоцисты и частота наступления беременности после проведенной процедуры повысились.

Можно предположить, что повышенный уровень ИЛ-18 негативно влияет на ранние стадии эмбрионального развития. Обработка мышей на 6-й день гестации индуктором ИФН поли(1:С) увеличила потери плода на 30 % по сравнению с контрольными необработанными животными. Иммуногистологическое изучение на 7-й день гестации показало значительное увеличение экспрессии TLR3 в decidua basalis, а также увеличение концентрации ФНОа в 2,7 раза в го-могенатах эндометрия. Высказано предположение, что экспрессия ФНОа в строме эндометрия может играть критическую роль в продукции факторов воспаления, что в итоге приводит к потере плода.

Опыты на мышах показали, что продукция ИФНр (но не ИФНа, ИФНу или ФНОа) в генитальном тракте мышей полностью защищала против интравагинального заражения ВПГ-2. Индукция наблюдалась под воздействием лигандов для TLR3 и TLR9 и не наблюдалась после обработки мышей лигандами для TLR2 и TLR4. Эксперименты показали, что между продукцией ИФНр и врожденным антивирусным иммунитетом против ВПГ-2 существует сильная корреляция. Приведенные данные являются результатом одной из работ, интенсивно проводящихся в настоящее время и направленных на подбор лигандов для TLR, которые могли бы войти в состав анти-ВПГ вакцины.

A. Kwant-Mitchell предлагают использовать для детального изучения иммунного ответа человеческих клеток разработанную ими модель гуманизированных мышей. Таких животных они получили на основе мутантных иммунодефицитных мышей, которым вводили стволовые клетки человека из пупочного канатика. Авторы доказали, что Т-клетки и В-клетки человека не только прижились в гуманизированных мышах, но были способны защищать животных от заражения ВПГ-2. Такие животные могут быть полезны при анализе как клеточного, так и адаптивного иммунитета, в том числе гуморального его звена, при бесплодии.

Недавно получены предварительные данные, свидетельствующие о том, что антительный ответ на возбудителей TORCH-инфекций ассоциируется с нарушением фертильности. Анализировали цитокины и антитела к возбудителям TORCH-инфекций (токсоплазма, краснуха, ВПГ, ЦМВ) в ФЖ 70 женщин с бесплодием, из которых у 21 наступила беременность в результате ЭКО и у 49 — не наступила. Во всех случаях при обнаружении в ФЖ ИФНу и при повышенном содержании ИФНа наблюдалось 3-кратное увеличение активности антител IgG в сыворотке крови к одному или нескольким возбудителям TORCH-инфекций. У пациентки с рецидивирующим ГГ в анамнезе концентрация ИФНу, и особенно — ИФНа, в ФЖ значительно превышала уровень этих цитокинов у всех обследованных женщин. Отношение ИЛ-4 к ИФНа оказалось критически низким (0,7). Результат ЭКО был отрицательным. Итак, высокие концентрации ИФНу и ИФНа коррелировали с активностью антител против инфекционных агентов, которые защищали от болезней, но создавали неподходящие условия для имплантации эмбриона.

Суммируя изложенные данные, можно сделать вывод, что система врожденного иммунитета репродуктивного тракта эволюционировала таким образом, чтобы элиминировать патогены, инфицирующие половые органы и ткани, и в то же время поддерживать их способность выполнять специфические функции, такие как менструация, оплодотворение, имплантация, беременность и роды. Эти функции поддерживаются многослойной сетью клеточных элементов, секретируемых регуляторных молекул и медиаторных функций, тонко регулируемых в здоровом организме. ГВИ влияют на реакции врожденного иммунитета, нарушая тонкую регулировку иммунных взаимоотношений, сдвигая соотношение Th1/Th2 в сторону Thl, что снижает возможность имплантации или может даже препятствовать ее осуществлению. Герпесвирусы и индуцируемые ими факторы могут вызывать воспаление слизистых оболочек, разрушение целостности эпителия репродуктивных органов. В инфицированных клетках TB нарушают функции клеточных рецепторов, распознающих инфекционные агенты, вызывают активацию одних и подавление функций других иммунных клеток. TB оказывают также выраженный эффект на гуморальное звено системы иммунитета. Таким образом, сдвиг в иммунной системе как в сторону гипо-, так и гиперфункции приводит к нарушению фертильности и бесплодию.

Категория: Герпесвирусные инфекции человека | Просмотров: 23 | Добавил: Serxio1103 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar