Главная » 2018 » Февраль » 13 » Клинико-иммунологические особенности атипично протекающей герпетической инфекции при невынашивании в первом триместре беременности
16:53
Клинико-иммунологические особенности атипично протекающей герпетической инфекции при невынашивании в первом триместре беременности

Под наблюдением находились 220 женщин, из них 174 беременные женщины со сроками беременности от 5 до 16 нед. в возрасте от 16 до 36 лет и 46 женщин с состоявшимся самопроизвольным абортом. Диагностику ГИ проводили клинически, с помощью иммунологических (серологический, метод флуоресцирующих антител) и молекулярно-биологических (дот-гибридизация и ПЦР) методов. Обследовали женщин также на другие урогенитальные инфекции: хламидиоз, микоплазмоз, трихомоноз, гарднереллез, кандидоз, гонорею, ЦМВ-инфекцию. Выделено 4 группы пациенток: I группа — 82 женщины с угрожающим прерыванием беременности, II группа — 58 беременных с отягощенным акушерско-гинекологическим анамнезом и неосложненным течением настоящей беременности. В III группу вошло 46 женщин с состоявшимся в первом триместре самопроизвольным абортом. В IV группу (контрольную) включили 34 женщины с физиологическим течением беременности (табл. 52).

Иммунологическое обследование включало исследование сывороточных иммуноглобулинов, ЦИК, белков острой фазы трансферрина и церулоплазмина (ЦП), так как они являются важными компонентами неспецифической резистентности организма, обладают антиоксидантными, антибактериальными и вирусингибирующими свойствами. Следует отметить, что антиоксидантная активность (AOA) плазмы связана с церулоплазмином (ему отводится центральное место), трансферрином (ТФ), лактоферрином (ЛФ), белками плазмы. Основной признак белков острой фазы воспаления — быстрое и значительное изменение их концентрации в результате нарушения гомеостаза независимо от природы и места приложения вызвавшего его стимула. Механизм острофазной реакции заключается в следующем: под воздействием повреждающего фактора выделяются биологически активные вещества, способствующие увеличению синтеза ИЛ-1 и др. Стимулируются защитные реакции организма и увеличивается синтез печенью «белков острой фазы» воспаления, в частности ЦП. Поэтому при выраженной воспалительной реакции наблюдается более высокая концентрация медьсвязывающего белка в крови. ЦП способствует усилению продукции антител, улучшает выработку ИЛ-1 активированными макрофагами, повышает пролиферацию цитотоксических Т-клеток, цитотоксических лимфоцитов и К-клеток.

С другой стороны, синтез металлопротеидов контролируется цитокинами, которые продуцируются иммунокомпетентными клетками. По всей видимости, отражая базовые, неспецифические реакции организма, динамика металлосвязывающих белков может опосредованно свидетельствовать о функциональном состоянии иммуноцитов. Недостаток железа и железосвязывающих белков (ТФ, ЛФ) затрудняет иммунный ответ и функции лимфоцитов. Интенсивная генерация АФК при воспалении может приводить к истощению антиоксидант-ной защиты (АОЗ), несмотря на синергизм действия ее отдельных компонентов. Поэтому при глубоком оксидативном стрессе включается ферментативная АОЗ, активность которой в норме довольно низкая. Основным ферментом специфической АОЗ является супероксиддисмутаза (СОД).

Для оценки состояния оксидантного потенциала сыворотки крови, дисбаланса в системе «перекисное окисление липидов — антиоксидантная защита» (ПОЛ — АОЗ), а также неспецифической резистентности организма у больных гриппом, герпесом нами был предложен интегративный коэффициент К как отношение показателей ТФ к ЦП (К = ТФ/ЦП), отражающий неферментную AOA сыворотки крови. У здоровых доноров К = 6,0, при рецидиве ЕИ К = 1,84, в стадии ремиссии К = 2,84. Незначительное повышение К у больных тяжелой формой заболевания в динамике инфекционного процесса свидетельствует о серьезном оксидативном стрессе, снижении резервных возможностей больных по защите от инфекций.

Были определены субпопуляции лимфоцитов: CD3+, CD4+, CD8+, CD16+, CD22+, антителозависимая цитотоксичность лимфоцитов, уровень ИЛ-1 и ИЛ-2. Результаты статистически обработаны.

В результате обследования 220 женщин ГИ (ВПГ-1 и ВПГ-2) выявлена в 140 случаях, из них 77 женщин были инфицированы ВПГ-2, а 63 — ВПГ-1. При этом отмечалась более высокая инфици-рованность среди женщин, у которых беременность протекала с явлениями невынашивания (I группа): ГИ выявлена у 59 женщин (71 %), из которых в 33 случаях (40 %) выделен ВПГ-2, в 25 (32 %) — ВПГ-1. Лишь у 8 беременных (13 %) зарегистрированы минимальные клинические проявления инфекции (маломанифестные формы), а в остальных случаях ГИ протекала бессимптомно.

Еще более высокие показатели инфицирования вирусами герпеса, особенно ВПГ-2, получены в группе женщин, у которых беременность в первом триместре закончилась самопроизвольным абортом (III группа). Среди 46 женщин этой группы ВПГ обнаружены в 34 случаях (74 %), из них у 21 беременной выявлен ВПГ-2 (46 %) и у 13 (28 %) — ВПГ-1. Минимальные клинические проявления ГИ зафиксированы у 8 женщин (23,5 %).

Меньшее число инфицированных зарегистрировано во II и IV группах. Так, среди женщин II группы было выявлено 30 случаев (52 %) ГИ (14 — ВПГ-1 и 16 — ВПГ-2), а в IV группе герпес диагностировали в 17 случаях (49 %), из них 10 (29 %) беременных были инфицированы ВПГ-1 и 7 (20 %) — ВПГ-2. Среди пациенток II и IV групп не было клинических проявлений ГГ.

Таким образом, атипичная ГИ у беременных с невынашиванием в первом триместре, вызванная ВПГ-1, диагностирована у 32 % женщин и ВПГ-2 — у 40 %. Это существенно выше, чем уровень инфицирования у беременных без явлений невынашивания (29 % и 20 % соответственно). Заслуживает особого внимания то, что у 50 % беременных с физиологическим течением беременности (IV группа) выявлен ВПГ, что, вероятно, связано с наличием у них латентной формы ГИ.

В 74 % случаев ГИ сочеталась с другими видами ИППП. Среди них были выявлены: ЦМВ-инфекция в 22 % случаев, микоплазмоз — в 17,5 %, хламидиоз — в 16,1 %, гарднереллез — в 14,6 %, кандидоз — в 10,5 %, трихомоноз — в 9,2 % случаев. Гонорея не обнаружена ни в одном наблюдении.

Во всех случаях выявления ГИ у беременных заболевание протекало в атипичной (маломанифестной или бессимптомной) форме. При маломанифестной форме инфекции заболевание проявлялось повышением температуры тела до субфебрильного уровня, появлением белей и минимальных субъективных ощущений в области наружных половых органов. Часть женщин говорили о чувстве дискомфорта и жжения в области наружных гениталий. При этом отсутствовали объективные признаки ГИ. Бессимптомная форма ГГ характеризовалась отсутствием каких-либо клинических проявлений герпеса при выявлении ВПГ лабораторно.

Исследование иммунного статуса, предпринятое у беременных с физиологическим течением, практически не выявило существенных различий между инфицированными и неинфицированными женщинами, что подтверждает латентный характер течения инфекционного процесса у этих пациентов. Особый интерес представляют результаты сравнения иммунологических показателей у инфицированных беременных различных клинических групп.

Выявлено достоверное увеличение уровня ЦП у инфицированных беременных I группы по сравнению с таковым у женщин с физиологически протекающей беременностью (IV группа) (р < 0,05). Еще достоверно выше, чем у беременных IV и I групп, этот показатель оказался у женщин с состоявшимся выкидышем (III группа).

Достоверное повышение уровня ЦП в сыворотках беременных с ГИ по сравнению с неинфицированными беременными указывает на серьезный оксидантный стресс, потребовавший компенсаторного включения ферментативной АОЗ, составной частью которой является ЦП. Причем это происходит на фоне повышенных значений ЦИК.

В то же время у беременных, инфицированных вирусом герпеса во II и IV группах (неосложненное течение беременности), показатели ЦП были достоверно ниже, чем у лиц в I и III группах (неблагоприятное течение беременности). Это, по-видимому, связано с меньшей продукцией АФК и, как следствие этого, меньшей потребностью ЦП для инактивации АФК. Таким образом, степень выраженности иммунологических изменений у женщин с ГИ коррелирует с выраженностью клинических проявлений невынашивания беременности.

Аналогичное нарастание иммунологических изменений среди инфицированных женщин по мере усиления выраженности клинических проявлений невынашивания от IV группы к I группе и затем ко II группе было отмечено также при изучении уровня IgG (р < 0,05). Сходные, но не достоверные, изменения отмечались для уровня IgA и IgM. Повышение концентрации иммуноглобулинов основных классов у инфицированных беременных указывает на напряженность гуморальных факторов защиты на системном уровне. Снижение сывороточного IgA у инфицированных женщин с неосложненным течением беременности, возможно, связано с частичным переходом иммуноглобулинов в состав секреторных IgA, обеспечивающих более надежную местную защиту слизистых гениталий.

Механизм действия ВПГ на плодное яйцо в первом триместре беременности уточняли с помощью ультразвукового исследования. Хотя в ходе эхографического обследования не выявлено специфических для ГИ изменений, но характер эхоморфологических изменений позволяет сделать вывод о патологии в тканях хориона и желточного мешка, что приводит к нарушению развития плодного яйца в целом. Для оценки выраженности морфологических изменений при угрожающем самопроизвольном аборте у женщин с ГИ рекомендуется оценивать следующие эхографические показатели:

— гипоплазия ворсин хориона (истончение хориона):

— эхоморфологические изменения хориона (неоднородность структуры хориона, повышенная эхогенность, «изъеденность контуров»);

— аутолиз желточного мешка;

— ранняя задержка развития эмбриона;

— ранняя (на 5-й неделе) регистрация сердцебиения эмбриона;

— уменьшение объема амниотической полости.

При анализе гемограммы выявлено, что в I группе достоверно повышено относительное содержание эозинофилов по сравнению со II группой, а во II группе повышено относительное содержание лимфоцитов, снижено абсолютное количество моноцитов по сравнению с IV группой (табл. 53).

Анализ результатов иммунологического обследования больных рецидивирующей ГИ показал, что в группе инфицированных беременных с явлениями невынашивания достоверно снижены показатели CD3+, CD4+, CD4/CD8, CD16+, АЗЦТЛ, ИЛ-1 и ИЛ-2 по сравнению с неинфицированными беременными. В группе инфицированных беременных с физиологическим течением беременности выявлено достоверное снижение уровней ИЛ-1 и ИЛ-2 по сравнению с неинфицированными беременными. Кроме того, в этой же группе отмечено достоверное повышение АЗЦТЛ по сравнению с инфицированными беременными с явлениями невынашивания. Таким образом, в группе инфицированных беременных с явлениями невынашивания зарегистрировано более выраженное угнетение клеточных реакций и синтеза цитокинов, во многом определяющих характер формирования иммунного ответа и выздоровление от ГИ, по сравнению с инфицированными беременными с физиологическим течением беременности.

Категория: Герпесвирусные инфекции человека | Просмотров: 4 | Добавил: Serxio1103 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar