Главная » 2018 » Февраль » 15 » Влияние герпесвирусов на развитие плода
11:25
Влияние герпесвирусов на развитие плода

На развитие эмбриона и плода существенное влияние может оказывать ГВИ плаценты. В опытах in vitro и ex vivo установлено, что плацента человека чувствительна к заражению ГB. Последствиями инфекции являются: нарушение функции плаценты, осложнения беременности, замедление роста и формирования внутренних органов плода, спонтанные аборты, преждевременные роды. ВПГ-инфекция цитотрофобластов плаценты может препятствовать прикреплению плаценты к стенке матки на ранних стадиях гестации, вызывая раннюю потерю плода. Результаты исследований N. С. Kapranos, D. С. Kotronias подтверждают сделанное заключение. Они выявили высокую инфицированность ВПГ в гестационных тканях 95 женщин, потерявших беременность в первом триместре. В 41 случае из 95 (43,2 %) была выявлена ДНК ВПГ, которая локализовалась преимущественно в ядрах децидуальных клеток и трофобластов. Было отмечено, что ВПГ-положительные случаи при потере эмбриона или плода чаще наблюдались на 6—9-й неделях беременности.

Антигены ЦМВ были обнаружены в децидуальных и стромальных клетках ворсинок, а также в 12 из 16 трофобластах образцов абортных тканей (75 %), изученных при потере беременности в первом триместре. G. Chan показали, что в цитотрофобластах плаценты происходит репликация ЦМВ. ЦМВ-инфекция трофобластов индуцирует секрецию ФНОа, что приводит к повреждению барьерной функции плаценты.

Из всех обследованных женщин с выявленным IgM против ЦМВ частота рождения здорового ребенка составила 32 % и почти столько же отмечено случаев невынашивания беременности. В этиологической структуре инфекционной патологии перинатальных потерь ВПГ-1, ВПГ-2 типов составляет 38,7 %, а ЦМВ — около 10 %. Удельный вес условно-патогенной флоры в развитии тимико-цервикальной недостаточности как одной из причин невынашивания беременности, по различным данным, составляет от 15 до 42 %. На высокую причастность ГИ в патологии течения беременности указывает повышенная частота развития пороков у детей. По данным Д. М. Дементьевой (2004), ГИ явилась причиной развития пороков у новорожденных, причем ЦМВ как моноинфекция был выявлен с достоверной точностью у 64 + 1,7 % и смешанная ЦМВЧ и ВПГ — в 56 + 1,8 % случаев.

Другие ГB также обнаружены в плаценте. ДНК VZV была обнаружена в плаценте как в материнских частях, так и в компартментах плода. Такие TB, как ВЭБ, ВГЧ-6, ВГЧ-7, ВГЧ-8, редко передаются трансплацентарно. В то же время в экспериментах in vitro установлено, что ВГЧ-6 и ВЭБ способны инфицировать клетки синцитиотро-фобласта. М. Di Stefano, используя культуру ткани плаценты, обнаружили, что ВГЧ-8 может продуктивно инфицировать трофобласты и эндотелиальные клетки плаценты, и выявили ДНК и белки этого вируса в плаценте женщины, имевшей антитела к ВГЧ-8.

ГВИ могут принимать участие в развитии синдрома плацентарной недостаточности, приводить к тяжелым заболеваниям и гибели плода. Внутриутробная ГИ — неуправляемая причина перинатальной смертности, заболеваемости и ранней детской инвалидности (детского церебрального паралича, эпилепсии, слепоты, глухоты и др.). Важность проблемы ГГ обусловлена тем, что ВПГ, в отличие от других инфекционных агентов, оказывает деструктивное действие на ткани и органы плода.

Наибольшую значимость в плане инфицирования плода приобретают атипично протекающие формы хронической генитальной ГИ. В 70 % случаев дети с неонатальным герпесом рождаются от матерей с атипичными или бессимптомными формами инфекции. Частота бессимптомного и субклинического выделения ВПГ-2 у инфицированных лиц отмечается в 50—90 % случаев.

Смертность от неонатального герпеса составляет 50—70 %, здоровыми остаются только 15 %. Заражение плода может произойти либо трансплацентарно в случае врожденной вирусемии у матери, либо при прохождении через инфицированные родовые пути. При трансплацентарном инфицировании в сроках до 20 нед. в 34 % случаев наступает самопроизвольный выкидыш, при заражении в 20—34 нед. — в 30 % случаев наблюдаются преждевременные роды. У женщин, инфицированных ВЭБ, инфицирование плода при первичной инфекции достигает 67 %, при рецидиве — только 22 %. Суммарное количество репродуктивных потерь у женщин с рецидивирующим ГГ (РГГ) было достоверно выше, чем в группе без герпеса. Так, несмотря на меньшее количество беременностей и родов, в группе с часто РГГ (число рецидивов 6—12 в год) выявлены нарушения на всех этапах течения беременности: зачатия, вынашивания и родоразрешения. При этом бесплодие у них отмечалось в 10 раз чаще, чем у пациенток без ВПГ-инфекции, и в 4,5 раза чаще, чем при редких рецидивах ГГ (менее 4 рецидивов в год), и в 2,3 раза чаще, чем при латентном течении ГГ.

К факторам риска для беременных женщин относится отягощенный акушерско-гинекологический анамнез (ОАГА). В связи с тем что данные по этой группе риска немногочисленны, рассмотрим более подробно результаты недавно опубликованной работы, цель которой состояла в изучении маркеров ВПГ-инфекции у беременных женщин с ОАГА в динамике, начиная со второго триместра беременности и до родов, а также в оценке состояния детей, родившихся от ВПГ-инфицированных матерей. У подавляющего большинства обследованных беременных женщин в анамнезе имелись признаки неблагоприятного течения беременности. У 30 из 74 (40,5 %) обследованных женщин во время предыдущих беременностей отмечено обострение ГВИ (ВПГ и/или ЦМВ этиологии). Кроме того, у 43 (58 %) из 74 женщин была выявлена та или иная урогенитальная инфекция (УГИ) вирусной и/или бактериальной природы. При подробном изучении анамнеза было обнаружено, что смешанная УГИ была выявлена у 21 (28 %) из 74 беременных женщин. Обследование 74 беременных женщин серологическими методами, а также БКМ, ПЦР и ПЦР-РВ позволило выявить у 18 из них (24,3 %) маркеры ВПГ-инфекции. Чаще всего ВПГ обнаруживали в урогенитальных соскобах и в образцах мочи, реже — в крови. Наиболее чувствительным методом оказалась ПЦР-РВ. Отметим, что ни у одной из женщин во время обследования не было обнаружено каких-либо клинических проявлений ГГ. Анализ содержания ДНК в пробах методом ПЦР-РВ показал, что в большинстве исследуемых проб количество ДНК не превышало 100 копий ДНК/мл. В то же время в 4 образцах мочи (1000 копий ДНК/мл) и в 6 образцах урогенитальных соскобов (> 1000 и < 10 000 копий ДНК/мл) количество ДНК в пробе значительно превышало это значение. В 7 образцах содержалось приблизительно 1000 копий ДНК/мл, в 3 образцах — 10 000 копий ДНК/мл. Данные динамического обследования 18 беременных женщин, у которых были выявлены маркеры ВПГ, приведены в табл. 60. Изучение серологических данных в совокупности с прямыми маркерами ВПГ позволило судить о форме ВПГ-инфекции у обследованных беременных женщин. У 7 (9,5 %) из 74 женщин не были обнаружены ни AT к ВПГ, ни прямые маркеры вируса. Это указывает на отсутствие ВПГ-инфекции у этих женщин на протяжении всей беременности (рис. 18).

У 15 (20,3 %) из 74 беременных женщин были выявлены маркеры ВПГ одновременно с анти-ВПГ IgG, что свидетельствует о реактивация ГВИ. Реактивацию ВПГ-2 и/или ВПГ-1 у беременных женщин приблизительно с такой же частотой (18 %) наблюдали и другие исследователи.

Первичное инфицирование произошло у 3 (4,0 %) из 74 беременных, маркеры ВПГ не были обнаружены у 49 (66,2 %) из 74 обследованных женщин, тогда как анти-ВПГ антитела были выявлены. Таким образом, у большинства беременных женщин ГВИ находилась в латентной форме, которую можно назвать также бессимптомным носительством. Опасность для беременной женщины представляют 2 состояния:

1) отсутствие анти-ВПГ антител, так как женщина и развивающийся плод не защищены гуморальным иммунитетом;

2) первичная инфекция, когда защитный иммунитет не успел сформироваться.

Отметим, что масштабное исследование, проведенное американскими акушерами-гинекологами при обследовании более 7000 беременных женщин, определило риск первичного инфицирования ВПГ в 2 % и более.

В работе З. С. Гаджиевой оценивалось состояние 34 детей, родившихся от 16 инфицированных ВПГ и 18 неинфицированных беременных женщин. У 6 (17,6 %) из 34 новорожденных состояние расценивалось как тяжелое или средней степени тяжести (оценка по шкале Апгар при рождении составила 6—7 баллов), у 3 из них были обнаружены маркеры ВПГ. Из 28 новорожденных детей, родившихся в удовлетворительном состоянии, ни у одного ребенка не были обнаружены маркеры ВПГ. Различия оказались статистически значимыми (р = 0,002). У каждой третьей (у 5 из 16) беременной женщины с маркерами ВПГ (31,2 %) отмечен неблагоприятный исход беременности: у одной женщины — искусственное прерывание беременности в связи с многочисленными поражениями внутренних органов плода; у другой — самопроизвольный выкидыш. У двух детей была диагностирована ВУИ, что клинически подтверждалось наличием внутриутробной пневмонии, врожденного везикулеза, конъюгационной желтухи, перинатального гипоксически-ишемического поражения ЦНС. Один ребенок родился недоношенным. Полученные результаты позволяют заключить, что тяжесть перинатального исхода находится в прямой зависимости от частоты обнаружения ВПГ у новорожденных. В группе детей от матерей с ОАГА частота выявления ВПГ составила 8,8 % (у 3 из 34), что более чем в 100 раз превышает общепопуляционный показатель.

Категория: Герпесвирусные инфекции человека | Просмотров: 25 | Добавил: Serxio1103 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar